Сергею Жукову отказали в правах на фонограммы группы «Руки Вверх!»: что необходимо учитывать в таких делах?

В конце марта 2024 года судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда вынесла решение по апелляционной жалобе Сергея Жукова на решение нижестоящего суда в отказе признания недействительными (ничтожными):

  • договор о передаче исключительных прав на фонограммы;
  • договор о предоставлении исключительной лицензии на использование фонограмм.

Таким способом Сергей Жуков пытался защитить свои права на фонограммы хитов группы «Руки Вверх!». По итогам рассмотрения дела суд апелляционной инстанции отказал в удовлетворении его требований.
Ниже рассмотрим выводы судов по данному делу и обозначим те аспекты, которые необходимо учитывать в судебных процессах по защите исключительных прав на фонограммы.

Предыстория

В июле 1998 года ООО «Творческо-продюсерский центр Маликова А.И.» (далее – Продюсерский центр) и Сергей Жуков заключили контракт, предметом которого является организация и обеспечение творческой деятельности Сергея Жукова в составе музыкального коллектива «Руки Вверх!». Целью Контракта стороны определили популяризацию и коммерческое использование творчества Группы в рамках пропаганды музыкальной культуры в целом. Продюсерский центр обеспечивает Группе возможность производства записи фонограмм и обязуется осуществлять их дальнейшее распространение с максимальной выгодой для обеих сторон.

Согласно условиям Контракта, Сергей Жуков передает Продюсерскому центру свои исключительные права исполнителя на использование ныне известных фонограмм с записью собственных исполнений. Срок такой передачи – весь срок охраны смежных прав. При этом, исключительные права на использование исполнений, которые будут записаны на фонограмму в период действия Контракта, будут передаваться Продюсерскому центру на тот же срок с момента изготовления мастер-кассеты. Серей Жуков также признает за Продюсерским центром исключительные права производителя фонограмм, а это в свою очередь распространяется:

  • на все ныне существующие фонограммы;
  • на те фотограммы, которые будут изготовлены в период действия Контракта.

В октябре 1999 года Стороны подписали соглашение о досрочном расторжении Контракта, при сохранении в силе отдельных его положений на следующих условиях:

  1. Сергей Жуков признает за Продюсерским центром исключительные права на все исполнения, переданные Продюсерскому центру в рамках действия Контракта и составляющие четыре музыкальных альбома Группы;
  2. Сергей Жуков признает за Продюсерским центром исключительные права изготовителя фонограмм на все фонограммы, вошедшие в указанные выше музыкальные альбомы;
  3. Сергей Жуков признает за Продюсерским центром исключительные смежные права на все созданные в рамках действия Контракта аудиовизуальные произведения (клипы, фильмы, видеосъемка и исходные материалы), изготовление которых было приурочено к опубликованию вышеупомянутых музыкальных альбомов.

В 2006 году ООО «Издательство ДЖЕМ» и Маликов А.И. заключили договор о передаче исключительного права на объекты смежных прав (Договор уступки), в том числе, путем публичного исполнения, сообщения в эфир, сообщения по кабелю, доведения до всеобщего сведения, переработки и сбора вознаграждения, на весь срок охраны соответствующих прав, на территории стран всего мира.

Спустя 9 лет, в 2008 году ООО «Издательство ДЖЕМ» и Продюсерский центр заключили лицензионный договор, по условиям которого лицензиар предоставляет лицензиату исключительное право на использование фонограмм, названия которых указаны в каталогах (Лицензионный договор). Лицензиар согласился, что передача права лицензиату распространяется на территорию всех стран мира.

Сергей Жуков и Алексей Потехин, бывший участник и сооснователь Группы, оспаривают указанные выше договоры на том основании, что Маликов А.И. и Продюсерский центр не являются правообладателями исключительных смежных прав на использование фонограмм указанных произведений, авторами и исполнителями которых являются сами истцы.

Позиции сторон

Сергей Жуков и Алексей Потехин полагают, что Договор уступки между ответчиками о передаче исключительных прав на объекты смежных прав является недействительной ничтожной сделкой. Свою позицию они обосновали следующим образом: Маликов А.И. не получил от них права на созданные ими музыкальные произведения и исполнения, перечисленные в приложении к Договору в объеме, соответствующем условиям о способах использования фонограмм, территории и сроке передачи исключительных прав на них.

Сергей Жуков и Алексей Потехин указывали, что в отсутствие полученных у них прав использования созданных ими музыкальных произведений и исполнений, ответчик Маликов А.И. не вправе был распоряжаться и смежными правами изготовителя фонограмм. На этом основании истцы просили признать недействительными (ничтожными) Договор уступки и Лицензионный договор.

Возражая против удовлетворения иска, ответчики ссылались на то, что Маликов А.И. и Продюсерский центр являются изготовителями фонограмм и правообладателями исключительных смежных прав на использование фонограмм указанных произведений. Также ООО «Издательство ДЖЕМ» представило в суд компакт-диски, на вкладышах которых содержится наименование переданных фонограмм по спорным договорам, а также указание на их правообладателя – Продюсерский центр, год опубликования – 1999.

В рамках судебного разбирательства истцы Сергей Жуков и Алексей Потехин:

  • заявили о подложности копии Контракта и соглашения о его расторжении, 
  • аявили ходатайства о назначении почерковедческой и технико-криминалистической экспертизы, 
  • представили в материалы дела заключение специалиста, согласно которому подпись в копии Контракта и копии соглашения о расторжении Контракта выполнены не Сергеем Жуковым, а другим лицом.

Выводы суда первой инстанции

Суд в ходатайстве отказал по следующим причине: правильное разрешение дела возможно без назначения судебной экспертизы. Суд указал, что в производстве Нагатинского районного суда ранее находилось дело по иску о взыскании с Сергея Жукова убытков, процентов и компенсации морального вреда. Ответчик Сергей Жуков в рамках этого дела представил нотариальные копии Контракта и соглашения о его расторжении.

Для полного и всестороннего рассмотрения дела суд направил нотариусу запрос об истребовании сведений о совершении нотариальных действий по удостоверению данных соглашений. В ответ нотариус указал, что действительно, подобные нотариальные действия совершались. С учетом таких обстоятельств, суд посчитал, что Сергей Жуков собственноручно подписывал данные соглашения, а к заключению специалиста, представленного истцами, суд относится критически.

В ходе рассмотрения дела судом было предложено сторонам представить доказательства, подтверждающие факт создания спорных фонограмм.

Со стороны Ответчика в качестве свидетеля был допрошен человек, имя которого указано на одном из компакт-дисков того периода (альбом «Без тормозов»). Свидетель подтвердил:

  • что он проводил студийную запись фонограмм по инициативе Маликова А.И., за что получил от него вознаграждение;
  • что инициатором записи фонограмм был Маликов А.И., с ним проходило обсуждение даты и времени записи, согласование работ, Маликов А.И. производил оплату выполненных работ. Важным будет отметить, что эти обстоятельства представители истцов не опровергали;
  • что Сергей Жуков приходил в студию с MIDI файлами (нотами, выраженными в электронной форме) и записывал только голосовые партии, т.е. Сергей Жуков выступал в студии только как автор и исполнитель. О действиях Сергея Жукова, как лица участвующего в изготовлении фонограммы, никто из опрошенных не упоминал, документальных доказательств не представил.

Следовательно, по мнению суда, Сергей Жуков и Алексей Потехин добровольно, без принуждения учувствовали в записи фонограмм в студии, то есть изъявили свою волю и согласие на запись музыкальных произведений и исполнений как авторы и исполнители.

После исследования представленных Ответчиками компакт-дисков суд также пришел к выводу, что с 1999 года Продюсерский центр оповестил неопределенный круг лиц о своих правах на размещённые на дисках объекты смежных прав (фонограммы).

Суд первой инстанции пришел к выводу, что при заключении оспариваемых договоров с ООО «Издательство ДЖЕМ», Маликов А.И. и Продюсерский центр, являлись правообладателями смежных прав на использование фонограмм, поскольку:

  • они действовали на основании соглашений о расторжении Контракта, в которых определен правообладатель смежных прав на спорные фонограммы, 
  • в свою очередь спорные фонограммы созданы Маликовым А.И. и Продюсерским центром в 1998-1999 годах
  • при этом истцами не представлено допустимых, достоверных и достаточных доказательств, подтверждающих факт обладания смежными правами на спорные фонограммы (например, сведения об аренде ими студии звукозаписи, оплате оказанных услуг), как не представлены и сами фонограммы (материальные носители).

Также суд первой инстанции исследовал и поднятый вопрос Ответчиками об истечении срока исковой давности и пришел к выводу, что Истцы пропустили общий трехгодичный срок исковой давности.

Выводы суда апелляционной инстанции

1.    Рассматривая апелляционную жалобу, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что довод жалобы о необоснованности отказа в назначении судебных экспертиз по делу несостоятелен, т.к. в решении мотивирован такой отказ. В суде апелляционной инстанции обсуждался вопрос о назначении судебных экспертиз, однако Истцы отказались от поданных ранее письменных ходатайств .

2.    Довод жалобы в части несогласия с выводами районного суда о том, что Маликов А.И. и Продюсерский центр не являются изготовителями фонограмм, ничем не мотивирован, ведь в суд апелляционной инстанции истцы не представили доказательств изготовления фонограмм Сергеем Жуковым и Алексеем Потехиным. Утверждения истцов никак не опровергли представленные другой стороной доказательств. Среди таких доказательств были:

  • музыкальные альбомы, выполненные промышленным способом на материальных носителях в 1998-1999 годах, с указанием их изготовителя
  • показания свидетеля, на основании которых суд первой инстанции обоснованно отклонил требования Истцов.

3.    Суд апелляционной инстанции также отклонил доводы о неверном применении судом последствий пропуска срока исковой давности к Договору уступки и Лицензионному договору, стороной которых истцы не являются. При оспаривании договоров важным было установить, кто является изготовителем фонограмм произведений и кто является правообладателем исключительных смежных прав на использование фонограмм этих произведений. Ответчики заявили о пропуске срока исковой давности, доказывая, что Маликов А.И. и Продюсерский центр являлись как изготовителями фонограмм, созданных в 1998-1999 годах, так и стороной соглашения о расторжении Контракта, в которых определен правообладатель смежных прав на спорные фонограммы. Таким образом, трехлетний срок исковой давности должен исчисляться с момента, когда истцы узнали или должны были узнать о нарушении своего права, то есть, о том, кто является правообладателем смежных прав на использование фонограмм.

Суд апелляционной инстанции учел:

  • неоспоримый общеизвестный факт поступления в свободную продажу в «девяностые и нулевые годы» материальных носителей фонограмм группы «Руки Вверх!», 
  • доказанность изготовления датированных 1998 и 1999 годами фонограмм Маликовым А.И. и Продюсерским центром, 
  • приобщение представителями истца нотариально удостоверенных копий соглашений о расторжении контракта.

В связи с этим, суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции о пропуске срока исковой давности. Причина: истцы узнали о предполагаемом нарушении своего права не позднее 2000 года, однако в течение более чем 20 лет не заявляли о признании соглашений ничтожными и не оспаривали право на поступившие в свободную продажу спорные фонограммы, созданные Продюсерским центром в 1998-1999 годах.

Что необходимо помнить при защите прав на фонограммы?

Использование фонограмм – один из наиболее распространённых способов донесения музыкальных произведений до слушателей. При этом, перед использованием фонограмм для широкой аудитории необходимо провести тщательный анализ, чтобы интеллектуальные права третьих лиц не были нарушены.

Согласно Главе 71 ГК РФ, фонограммы относятся к объектам смежных прав. Субъекты смежных прав могут обладать как исключительными, так и неисключительными правами на фонограммы. Такие права признаются и действуют независимо от авторских прав на компоненты фонограммы, такие как музыка и тексты песен. Однако их использование допустимо только при соблюдении авторских прав тех лиц, которые принимали участие в создании фонограммы.

Первоначально обладателем смежных прав на фонограмму становится ее изготовитель, т.е. физическое или юридическое лицо, взявшее на себя инициативу и ответственность за первую запись звуков исполнения или других звуков либо отображений этих звуков. На практике, мы полагаем, что к таким лицам могут относится те, кто вложил денежные средства в ее изготовление: арендовал студию, обеспечил звукозаписывающую аппаратуру и т.д.

Еще одним субъектом смежных прав на фонограмму является исполнитель, то есть физическое лицо, творческим трудом которого создано исполнение произведения. В рассматриваемом случае это может быть певец, музыкант и т.д. Исполнитель имеет право распоряжаться своими исключительными правами на фонограмму, в частности, заключать договоры на их отчуждение и лицензионные договоры. Неисключительные права исполнителя, то есть право на имя, право авторства исполнения и право на защиту исполнения от искажений, возникают в момент первого исполнения произведения и действуют бессрочно.

Изготовитель фонограммы может осуществлять свои права только с соблюдением прав авторов и исполнителей. Таким образом, интеллектуальные права на фонограмму хоть и независимы от прав авторов и исполнителей, но реализоваться могут только при учете последних.

В рассматриваемом деле истцы не смогли доказать факт изготовления спорных фонограмм путем предоставления допустимых доказательств, что, среди прочего, и предопределило итог судебного дела.

Безусловно, как и во всех делах, необходимо учитывать и применяемый срок исковой давности. По общему правилу срок исковой давности для признания договоров недействительными составляет 10 лет. Однако в этом кейсе суд указал 3-летний срок, поскольку правовое значение имело установление фактов о том:

  • кто является изготовителем фонограмм произведений, авторами которых являются истцы, 
  • кто является правообладателем исключительных смежных прав на использование фонограмм этих произведений.

При этом 3-летний срок исковой давности было решено исчислять с момента, когда истцы узнали или должны были узнать о нарушении своего права, то есть, о том, кто является правообладателем смежных прав на использование фонограмм.


Уважаемые журналисты, использование материалов сайта REVERA в публикациях возможно только с нашего письменного разрешения. 

По вопросам согласования материалов обращайтесь по электронной почте: i.antonova@revera.legal или в Telegram:  https://t.me/PR_revera